Поднимись, утрись и делай

Даже не знаю, как еще подчеркнуть важность непосредственных будничных действий. Самых простых, порой даже бестолковых, но всегда присутствующих. Три года, в каждую свободную от проведения программ минуту, мы устраивали вылазки в поисках своего места.

Начало в предыдущем материале: Как осуществить невозможное? Практическое руководство из первых рук

Объехали суммарно более 40 островов и бесчисленное количество берегов в 6-ти странах: Индонезии, Мальдивах, Филиппинах, Таиланде, Индии и Шри-Ланке. Однажды я возьмусь все эти места вспомнить и посчитать. Пока лишь вывела, что минимум 8 небольших островов мы полностью обошли по кругу своими ногами в невероятную жару, имея миллион других, куда более земных и важных дел. Весь романтизм ситуации улетучился после нескольких первых пляжей – дальше просто механика, действия, которые ты делаешь или не делаешь.  И самое выматывающее во всем этом – полный идиотизм ситуации.

Полный идиотизм ситуации

Представьте, двое из ларца, одинаковых обгоревших лица, в широких шароварах, самых простых резиновых шлепках и вязаных шапках (от солнца). На все Филиппины, где они впервые, у них всего 20 дней. Затем работа, новые программы. И они пытаются впихнуть в эти 20 дней – 17 островов с бесчисленным количеством пляжей каждый (спойлер – впихнули).

Так приезжают они на один такой остров – Ромблон. Экспедиция уже завершается, ничего пока не подошло, надежды нет, силы заканчиваются. Приехали скорее по инерции и тут – щелк, им неожиданно нравится. Очень нравится этот остров.

Пляж, на который они заехали, кажется крайне удачным, рядом фридайв-школа, глубина до 100 метров у берега, тишь и красота. Но главное – отель, в котором они остановились, очень дешевый и подходящий под их параметры. Даже если взять его по текущим расценкам без торга – можно потянуть годовую аренду. Ух ты!

И они начинают обивать пороги. Находят контакты владельца этого отеля, звонят в Манилу, где он находится, получают бескомпромиссный отказ. «Это для семьи, мы не заинтересованы».

Затем соседняя небольшая бухточка с построенным и пустым домом. Рядом много места для новых строений. Придется возводить все самостоятельно, но можно сделать круто. Место нравится все больше и больше. Происходит самое опасное для их сердец – они начинают в него влюбляться.

– Чей это дом и пляж? – спрашиваем мы у таксиста, с которым успели подружиться.

– Это владения доктора Педро (имя изменено).

Выясняется, что на острове есть такой доктор Педро. Реально – врач, живущий и практикующий в Штатах, но он отсюда родом, и половина пляжей и недвижимости на всем острове принадлежит его семье. Местный магнат.

– А как его контакты можно получить? Позвонить, написать?

Таксист везет нас к одной из резиденций доктора, на входе встречает его помощник.

– С чем пожаловали?

– Хотим ваш пляж арендовать, мы русские, у нас проект, ретриты.

— Хорошо, дайте ваш номер телефона, я выясню у доктора Педро, сможет ли он вас принять.

– А что, доктор на острове?

— Да, он здесь еще месяц, до отъезда в Штаты.

Вот это удача! Наконец-то счастливая звезда. Мы оставили контакты и ждем SMS. И сообщение – о чудо! – прилетает. Доктор готов с нами встретиться завтра в таком-то часу. Я достаю свое лучшее (единственное) платье, даже крашу губы и глаза. Задача — произвести впечатление надежных партнеров. На выходе встречаем владельца местной фридайв-школы, приятного филиппинского парня, тоже влюбленного в глубину.

— О! Принарядилась! Хотите доктора Педро обаять?

— Нет, нет, это я так, – заливаюсь густой краской, мужикам смешно.

— Слушайте, тут постоянно кто-то приезжает, — продолжает фридайвер, — И хочет этот пляж, даже краудфандинг хотели организовать, чтобы построить классное место, но доктор Педро его никому не отдает. Максимум сдает дом в аренду, но весь пляж под бизнес – нет, никому.

Едем к дому в назначенный час. Нас приглашают внутрь. Огромный особняк, в прошлом отель, закрыли из-за отсутствия клиентов на острове, переоборудовали в свой дом.

Доктор сидит на стуле, в руке трость, это пожилой филиппинец на пенсии, выглядит как азиатский крестный отец. Нам предлагают сесть, все безапелляционно и властно. Помощник встает за нашей спиной и будет стоять там всю беседу.

Доктор сурово начинает расспрашивать: кто, что, зачем, почему именно их остров.

Мы пытаемся отвечать как есть: мол, три года ведем ретриты, у нас есть аудитория.

Нас прерывают вопросом:

– Откуда у вас деньги?

Наверное, имелись в виду инвестиционные деньги, которых у нас и нет…

Когда к концу разговора мы все же ответим, что предполагаем платить 30 тысяч долларов в год за аренду его двух смежных пляжей и дом, он не сможет сдержать смешинки в глазах, правда быстро возьмет себя в руки.

Но мы тоже не лыком шиты. Несмотря на резиновые тапки, у нас был заготовлен ответный ход:

– Ваш остров пустой, стоит без туристов. Это плохо для индустрии. Такой потенциал (это правда), недалеко переполненный Боракай, а вы посмотрите – тут никого. Отели пустуют. И это пик сезона? Без ураганов, без штормов, море как зеркало. Где люди, доктор?

(А у доктора много туристических объектов там. Он первое заинтересованное лицо)

— Мы возьмем на себя труд развивать направление, причем в эко-подходе, это больше, чем построить отель, это развитие для всего острова. Время изменилось, сегодня все процессы происходят в интернете.

Доктор стал теплеть – уж не знаю, от наших ли слов или просто от общения. Но тут пришла жена доктора. Добропорядочная филиппинка на пенсии, знатная, красивая, тоже в прошлом врач в Штатах.  Вникает в разговор:

– Что? Пляж отдать? Это же детям!

(Дети живут в Штатах. Их дочь, филиппинка, и зять – немец)

– Они давно подумывают об этом пляже. И я наконец-то, на пенсии, смогу купаться. Смогу купаться на нашем пляже. Нет, пляж – я не уверена. Это наш пляж! – продолжает она. Доктор кивает и соглашается. Нам почему-то сразу очевидно, что дети никогда в эту глушь не приедут, но «подумывать» будут всю жизнь.

Нас проводили в столовую и угостили фруктами. Было решено, что супруги спросят у детей, нужен ли им пляж, и дадут нам знать. Через какое-то время нам пришел ответ, что нет, пляж нам не отдадут. Кажется, у нас навернулись слезы.  Хотя нет, эти слезы были только в душе.

Не получилось? Начинай заново

Новый остров, новый пляж, новые разговоры.

Как искать землю для покупки? Да фиг его знает, как. Ехать вот так по островам, стучаться во все двери, разговаривать и, извините, верить таксистам, смотреть в глаза, приходить в особняки и страшные местные забегаловки, разговаривать, благодарить Бога, что на той стороне знают английский.

Хотя и когда не знают – тоже разговаривать.

Это уже было с владельцем той земли, которую мы, в итоге, купили. Ни он, ни его брат, ни водитель, который нас привез, ни слова по-английски не знали. Наш друг-индонезиец, который у нас появился в процессе всех этих поисков и который свел нас с продавцом, поехать на другой конец огромного острова не смог. Вернее, так, он очень хотел поехать, но плохо себя чувствовал. Миша категорически отказался. «Лечись, мы сами справимся».

И вот день икс, нам нравится очередная земля, но, как всегда, есть миллион оговорок – главная из которых – земля в три раза больше того, что мы планировали взять. Она огромная! Какие 3,5 га? Вы издеваетесь? Цена интересная, самая дешевая из того, что мы видели, но умножь стоимость сотки на количество гектаров и все, приехали – бюджет в несколько раз превышает наш максимальный потенциал. А за несколько лет поисков мы уже точно знали – тут не нарезают. Соединить два сертификата (два куска земли) могут, ну в смысле, ты будешь владеть разными соседними лоскутками, а разрезать – нет. Никто на это не пойдет. Сертификат на землю определяет ее размер и форму, а его наличие — единственный вариант провести легальную сделку.

От цифры в 3,5 га у меня кружилась голова до тошноты, ведь мы искренне считали, что 0,5 га – это уместный для нас потолок. Я впервые осознала смысл фразы «разрешите себе иметь». Всегда думала, что-что, а этот глюк ко мне никакого отношения не имеет. Какая проблема хотеть большего и иметь много? Вообще не проблема! Но реальность обнажает все твои внутренние трещины.

Когда нам предлагали 0,5 га в куда более скромном месте, но совокупно по той же цене, что и эти 3,5 га, я была спокойнее и увереннее. Рассуждала в духе, да, дорого, но можно попробовать напрячься. Но ровно за те же деньги и 3,5 га, полностью занимающих шикарную бухту, — я долго не могла внутри принять. Пока до меня не дошло, что сопротивляюсь я не цене, как таковой (ведь всего месяц назад почти дала добро на другое, но такое же по цене предложение), а именно размеру, значительно превышающему наш первоначальный план. И феерической красоте, как ни странно, на которой так отчаянно настаивала все эти годы…

В любом случае, нам нужно было познакомиться и переговорить с владельцами. А по-английски они ни бум-бум. Мы в глуши, Сумбава, местный городок. На завтра запланирована встреча. К нашему удивлению, администратор отельчика, в котором мы остановились, хорошо шпарит по-английски. Мы — единственные белые на весь отель (и, похоже, на весь город).

– Не могли бы вы помочь нам на переговорах завтра? За вознаграждение, разумеется.

Так у нас появился переводчик для будущей встречи. Но чего нам это стоило…

Не зная индонезийского (но так и хочется сказать – зная жизнь), мы сразу стали догадываться, что товарищ переводит больше, чем нужно, и не всегда то, что мы говорим. Это считывалось по разным признакам. Особенно, когда два наших предложения он переводил двадцать минут. Он вступал в беседу от своего имени. Нам «добавлял» к тому, что было сказано. И им переводил со своими лирическими отступлениями, явно надеясь урвать хотя бы от какого-нибудь конца этой удивительной для него сделки.

Не бойся выглядеть дураком

Сколько раз нас принимали то ли за дурачков, то ли за идиотов, то за кого-то чрезмерно наивного. Без больших денег, без опыта жизни в стране, и сразу с идеями и проектами. Кстати, когда мы пытались втолковать «в лоб» про то, что сегодня время аудитории в интернете, а не инвестиций – что толку, вот у вас построено и пусто, – от нас отбивались, как от назойливых мух.

Сейчас я понимаю, в чем дело. Это же прям бомба под мировоззрение человека — современные тектонические сдвиги принимает исключительно новое поколение и те, кто готов вместе с этими переменами развиваться, а остальные, кто мыслят по-старому, не то что не принимают, они защищаются от таких идей.

Как с востребованными авторами произошел разворот «Не ты к издателю, а он к тебе» —  сегодня огромное количество книг выпускается исключительно по факту активного убеждения и даже нажима издателями на авторов, у которых есть аудитория — так и в мире бизнеса с приходом интернета все переигралось. Но те, кто был успешен в прежних правилах, категорически отрицают новые.

Мы часто выглядели странными в глазах иностранцев и почти всегда толстосумами в глазах большинства местных. Но не останавливались, шли на переговоры, преодолевали сомнения, стучались в дома, доверяли таксистам и порой делали то, что согласно всем мыслимым нормам и правилам делать не стоит.

Чтобы невозможное стало возможным.

Кстати, история с филиппинским доктором Педро на том не закончилась, ровно через год, когда мы уже нашли свой участок и заключили сделку, от его помощника пришло письмо: «Интересуемся ли мы все еще той землей на острове Ромблон?»

Продолжение: Часть 3, Часть 4

Читать с начала: Часть 1, Часть 2

Олеся Власова

Visited 1 times, 1 visit(s) today

Ещё на пару слов

Раз вы дочитали этот текст до самого конца, то, возможно, нам есть о чём поговорить более подробно:

▪ Многие годы я честно несла флаг осознанных перемен в своей жизни, но не замечала главного. Не понимала, что моё Истинное Я подавлено. И удерживает его не кто иной, как я сама. Прочитать мою историю можно по этой ссылке >>

▪ Ознакомиться с моей коллекцией источников по теме физики и метафизики осознанных перемен (чем вдохновляюсь сама и что рекомендую вам) можно по этой ссылке >> По состоянию на 2024 год получилось 90 книг, 105 статей, 15 сайтов, 47 фильмов и сериалов, 52 видео + кое-что личное. Вам сразу придёт полный архив.

▪ Мой флагманский формат сегодня — Скальпель, тампон, зажим. Это закрытая рассылка с многостраничными мануалами, которые я разрабатываю дважды в месяц. Здесь поднимаются не самые очевидные темы осознанных перемен, а также предлагаются продвинутые инструменты для условного этапа номер два.  Для тех, кто готов сделать следующий шаг и исследовать глубину того, что принято называть саморазвитием. Для читателей с серьезными намерениями.

▪ Каждый месяц на страницах этого блога открыто публикуется один текст из архива закрытой рассылки. Чтобы получать уведомления о свежем тексте и не пропустить дискуссию по теме, подпишитесь на мой ТГ канал >> Там же публикуются все свежие заметки на полях о стройке и жизни.

▪ Ну и главное. Все мои силы и помыслы сегодня посвящены строительству ретритного центра и фридайвинг-центра на острове Сумбава в Индонезии. Как я дошла до жизни такой и что из этого вышло — с самого начала>>

 

3 Comments

  1. Наталия Буренина 09.11.2018at15:40

    Олеся, спасибо огромное за материал. Очень созвучно моей личной ситуации и очень-очень вдохновляюще! Я тоже смогу! Я поражаюсь вашей настойчивости. Так цели и достигаются — не смотря ни на что двигаться вперёд. Не могу не напомнить здесь слова Томаса Эдисона — I have not failed. I’ve just found 10,000 ways that won’t work.
    Спасибо за ваш труд и удачи!

    Reply
    1. Олеся Власова 09.11.2018at15:46

      Наташа, хорошие слова! Очень в тему, правда.

      Reply
  2. Алла 10.11.2018at06:25

    Дорогая Олеся! Как же это интересно, глубоко, поучительно! Много-много я почерпнула из ваших текстов и еще буду черпать. Спасибо! А знаете какая у меня мечта (одна из мечт) — завалиться с вашей толстенной книгой на диване/пляже/самолете/пароходе и наслаждаться!

    Reply

Давай обсудим

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *